Небо. Самолет. Дети

Проснуться под будильник, выпить приводящий в чувства кофе и обреченно побрести на работу с единственной пульсирующей в голове мыслью: «Скорей бы пятница». Рутина, однообразие, предсказуемость – всё это не про его жизнь, даже будничную. Василий Дьяченко однажды раз и навсегда свернул с пути, гарантированно предначерченного каждому. А точнее, взлетел.

Грациозная «проблема»

Он увидел это теперь уже в далеком 1996-м, во время командировки в Испанию. Красное крыло на фоне синего неба. Оно неспешно и грациозно парило в воздухе, — чего было достаточно, чтобы и покорить, и впечатлить, и вознести жизненные приоритеты к новым горизонтам.

«Я увидела твои глаза, и поняла, что это – наша новая проблема, — улыбнётся, вспоминая тот судьбоносный момент, жена Татьяна. – Возражать или отговаривать было совершенно бесполезно».

Небо. Самолет. Дети

Василий Дьяченко с супругой Татьяной

К решительным действиям Василий приступил, не откладывая: записав номер телефона с баннера, который недосягаемый летательный аппарат распластал по небу. Был уверен, что в этих цифрах – залог обладания диковинкой, и, соответственно, ключ к таким же завораживающим собственным полётам. «Ничего не понимаю, — возразит озадаченная переводчица, — звоню — и попадаю в зоопарк». А, разобравшись, в чем дело, пояснит: парамотор выполнял рекламную миссию, приглашая отдыхающих познакомиться со зверушками.

Ну что ж, зоопарк так зоопарк. В тот же день Василий был в дирекции, и переводчица выясняла у руководства контакты владельца лётной машины. Дальнейшие события развивались не менее стремительно: встреча – разговор о цене – сбор наличных по друзьям (о лихие девяностые!) – и непосредственно сделка. А когда уже мечта была в буквальном смысле слова в руках, испанец невозмутимо попросил показать лицензию пилота… «Какую ещё лицензию?»… — в ответ инструктор захлопнул багажник машины да уехал прочь, жутко ругаясь по-испански. Безупречная репутация дороже верной сделки.

Однако Дьяченко не остался ни с чем: чувства обиды и досады отступили быстро, но желание не просто ограничиться получением необходимой для полётов документации, а стать в лётном деле одним из лучших – завладело сердцем навсегда.

Безопасный из экстремальных

Испанская встреча состоялась осенью, а уже весной следующего года, окончив курсы в Москве, Василий впервые самостоятельно укротил ветер и покроил небо на параплане.

Небо. Самолет. Дети

На параплане

Параплан, если объяснять по-обывательски, – это летательный аппарат без мотора, по типу парашюта. Чтобы привести его в действие, пилот либо стартует с возвышения – хорошей горки, либо прибегает к помощи лебедки, которая обеспечивает буксир. И с тем и с другим в Подмосковье, где живёт Василий, проблемы. К тому же не давала покоя страсть к мопедам-мотоциклам, способности бывалого «технаря» – в итоге, овладев тонкостями полетов на парапланах, Дьяченко озадачился поисками парамотора – летательного аппарата, об основных составляющих которого говорит само его название. Сплав невесомой романтики («para» — воздух) и бескомпромиссной техники – силовой установки, собственно мотора, позволяющего взлетать с ровной поверхности.

Оправданы ли были все усилия? Что принесли первые полёты – под крыльями парапланов, парамоторов?

— Новую степень свободы, — заключает Василий. – Невероятный, ни с чем несравнимый восторг, радость, удовольствие.

Поначалу было страшно, конечно же. Сегодня наш герой относится к парамоторному спорту с уважением, нежели с опаской. Всегда помнит о том, что «небо ошибок не прощает» и «правила техники безопасности написаны кровью» — помнит сам и заставляет чтить эти истины других.

— Парамоторный спорт можно назвать одним из самых безопасных, — поясняет пилот. — Штатная посадка выполняются с выключенным двигателем – значит, даже «самая страшная ситуация» — отказ мотора в небе — не является экстремальной. Обрывы, разрушения, прочие проблемы, связанные с жесткими погодными условиями, также не опасны, поскольку всегда есть возможность воспользоваться запасным парашютом… В общем, назовём этот вид спорта безопасным среди экстремальных.

Небо. Самолет. Дети

Небо. Самолет. Дети

Лёгок на подъём

Ясно, что на освоении парамотора неугомонный Василий Дьяченко не остановился. Даже не смотря на то, что достиг в этом деле совершенства: за плечами – участие в чемпионатах России и Чемпионате мира в рамках Всемирных Воздушных Игр. В 2003 и 2005 годах сборная России, в состав которой вошёл Дьяченко, дважды становится победителем в командном зачете на Чемпионатах Мира, а Василий занимает второе место на Чемпионате мира — 2003, проходившем в Великобритании.

Небо. Самолет. Дети

К тому времени без парамоторного спорта, без ежедневных встреч с единомышленниками, машинами, и, конечно, небом и ветром, он уже не мыслит своей жизни – в 2001 году создаёт клуб «Парамотор». Поначалу костяк клуба составили пилоты сборной России – группа профессионалов, вдохновленных своим делом, которая постепенно сплотила всё новых почитателей высоты и техники. «Летайте с нами!» — взяли за девиз. «Любой человек, который хочет летать – полетит, — знает Дьяченко. – От этого его отделяет буквально пять занятий».

Небо. Самолет. Дети

За время, прошедшее с первого полета, Василий Дьяченко закончил несколько специализированных курсов, авиационный учебный центр, стал квалифицированным пилотом-инструктором сверхлёгкой авиации. «Сверхлёгкая авиация – это летательные аппараты весом до 495 кг, — поясняет он. – Вот на фото я управляю самолётом, его вес всего 295 кг, он легче некоторых мотоциклов «Харлей-Дэвидсон». А размах крыльев – 8 метров. Какая машина!» В общем, на сегодняшний день Василий Дьяченко является пилотом-инструктором не только в парамоторном спорте, – на самолетах также летает и других обучить может. Вертолёт освоил – но эта «игрушка» подчас неподъемна. В финансовом плане.

Небо. Самолет. Дети

Василий Дьяченко

— Мне есть с чем сравнивать, и именно поэтому я всё больше и больше нахожу отдушину именно в парамоторном спорте.

Во-первых, полёт на небольшой высоте наиболее эффектен в плане ощущений. Что рекордные высоты?! Летишь, видишь по прибору свою скорость и высоту, по навигатору – своё перемещение, а картинка-то за ветровым стеклом не меняется. Другое дело — параплан и парамотор! И если Подмосковье с высоты – это один сплошной разномастный бурьян, то уже за Окой – красота, от которой захватывает дух. Ровные квадраты пахотных земель, подсолнечник, рапс; леса, реки и озера; жёлтое, голубое, зелёное… Игра красок, полёт облаков.

С высоты видел Дьяченко и мощь Китайской стены, и причудливость венесуэльских фавел, и красоту гор Кавказа, и изящные аристократические горизонты Старого Света. Испытал нервы на прочность в ЮАР, во время полёта над саванной с дикими животными: «Летишь и понимаешь: остановиться мотор – шансов выбраться оттуда у тебя, мягко говоря, мало».

— Но ничего нет лучше полётов над Россией. Самая невероятная экзотика никогда не заменит привычных родных пейзажей – ради которых, наверное, и поднимаешься в небо снова и снова.

Небо. Самолет. Дети

Небо Победы

Помимо лирической составляющей, парамотор обладает вполне конкретными практическими преимуществами, за которые его и ценят истинные знатоки: компактность, быстрота приведения в лётное состояние – парамотор можно доставить на парадром в багажнике легкового автомобиля, собрать, и уже через 10 минут парить в небе. Он прост в обслуживании и лёгок для освоения. Стоимость его, по правде говоря, серьёзная, от 300 тысяч до миллиона – однако это на сегодняшний день самая доступная цена для летательного аппарата.

Небо. Самолет. Дети

Именно практическими функциями парамоторов заинтересовались Министерство обороны и МВД нашей страны: сегодня Дьяченко совмещает подготовку пилотов-любителей с тренировками курсантов спецподразделений, которым предстоит стать «десантниками с билетом в обратную сторону» — спектр возможностей для решения военных задач у пилотов парамоторов огромен, что открывает этой лётной машине широкие перспективы на ниве российской обороны.

Неограниченны задачи и у «мирных» парамотористов: участие в спасательных операциях, поиск и обнаружение пропавших людей, мониторинг популяции диких животных, нефтепроводов, границ.

Василию Дьяченко выпала честь 9 мая 2014 г. первым пронести в небе над российским Севастополем копию Знамени Победы. Масштаб и значение этой акции решил привнести и на родную землю (вернее, небо, конечно же). Во время празднования Дня Победы земляки стали свидетелями впечатляющего зрелища – Знамени Победы над Подмосковьем – его пронёс парамотор Василия Дьяченко.

Небо. Самолет. Дети

— Я делаю, надеюсь, продолжу это, в первую очередь, для подрастающего поколения. Мы должны использовать все возможности, которыми располагаем, чтобы 9 Мая никогда не утратило для наших детей своего грандиозного смысла, не превратилось в рядовой выходной.

Небо. Самолет. Дети

Папа лётчик – что ж такого?

Как при такой занятости и увлеченности остается время на семью? В семье Дьяченко трое детей: старшая 24-летняя Дарья, 10-летняя Софья и Тимофей, которому скоро шесть.

— Вопрос надо бы задать по-другому, — поправляет Василий. – «Как при такой загруженности в семье ещё и остаётся время на работу?» Все, что я делаю, к чему стремлюсь – это ради моих родных.

Небо. Самолет. Дети

Семья Дьяченко

Между детским садом, школой, кружками, занятиями музыкой, танцами и гимнастикой, всегда стараются найти «окошко» чтобы приехать на лётное поле вместе.

Дочки и сын впервые оказались на головокружительной высоте в возрасте 3-4 лет – рядом с папой, разумеется, и под его чутким контролем. Соратники по клубу «катают» своих ребят так же, лет с трёх. Самостоятельные полёты законодательно разрешены лишь с 18 лет.

— У малышей нет осознания того, что это опасно, что они в воздухе, на высоте. У них простые эмоции и переживания. Детям нравится процесс, небольшие виражи приводят их просто в неописуемый восторг. Девчонки визжат, мальчишки ведут себя «по-деловому». В самолёте говорю дочери Софье, когда ей было 6 лет: возьмись за штурвал. Под ней – несколько подушек, пред глазами – большая приборная панель и немножко неба, горизонта – задирает нос, чтобы рассмотреть… Это тебе не компьютерная игра!

Небо. Самолет. Дети

Небо. Самолет. Дети

Дочки — матери, сыновья — отцы

К слову, на компьютерные игры в семье Дьяченко жёсткие ограничения – не больше получаса в день. Мама и папа едины во мнении, что вся это планшето- и телефономания к добру не приводят.

Знакомые вообще шутят, что в этой семье «армейские порядки». Действует четкая система поощрений и порицаний. Хочешь поехать вечером в кино или с папой на велопрогулку в парк? Пожалуйста, добросовестно выполняй свои обязанности. А их в большом доме, где есть куры, собаки, птички-рыбки, хватит на всех. Капризничаешь или отлыниваешь? Будь любезен – в угол на пять минут. Не пойдешь? Тогда на шесть. Всё еще нет? Значит, на семь… Оспаривать решения отца бесполезно, а выполнять установленные в семье правила следует беспрекословно.

Блестящий результат такой системы – старшая Дарья, ответственная и самостоятельная, которая без родительской помощи с красным дипломом закончила МГУ, на отлично продолжила своё образование в аспирантуре, и теперь строит свою карьеру и взрослую жизнь. Правда, ей как старшей в семье, досталось сполна: и бытовые тяготы молодой семьи, и отсутствие общения с ровесниками (семья жила в дачном поселке вдали от города), и заботы с подрастающими сестрой и братом. Но это, надеются родители, лишь укрепило ее характер!

Однако главным отцовским опытом наш герой считает воспитание сына. Отец, убежден он, просто обязан научить сына всему, что умеет сам. У будущего мужчины не должно быть никаких вопросов с тем, чтобы гвоздь забить, шуруп закрутить, элементарный сантехнический и слесарный ремонт провести.

Небо. Самолет. Дети

Василий Дьяченко с сыном

А для дочек – шитье, вязание, вышивание, пироги да порядок в доме – это уже епархия мамы.

— Девочку не заинтересуешь и не заставишь, например, собирать металлический конструктор на винтах и гайках. А Тимофею это в удовольствие! Вот мы пошли в гараж – соорудили скворечник. Он помогал, пилил, отрезал. Затеял я небольшую пристройку к дому, веранду. Сейчас просматриваю фото, которые делал на всех этапах строительства, начиная с фундамента, и на каждом кадре – Тима: то подметает мусор, то лопатой работает, то что-то носит…

В сыне, признается Василий, сегодня он узнает себя в детстве, когда отец занимался хозяйством в большом доме, а сам он «балбесничал» рядом. Отец учил исключительно личным примером. Но знания, полученные таким образом, не стерлись из памяти и десятилетия спустя. «Он не объяснял конкретно, как и что, просто не запрещал мне участвовать в процессе. Зато сегодня возникла, например, необходимость в кладке кирпичей, нанесении штукатурки – я же никогда этим не занимался! Однако беру и делаю».

Дать ребёнку возможность копировать родителей, подражать им – это и есть, по мнению Дьяченко, верное и здоровое воспитание.

Небо. Самолет. Дети

Тяга к технике у сегодняшнего пилота экстра-класса – тоже родом из его детства. Машины, мотоциклы, всегда присутствовали в жизни отца, соответственно, и сыну не составило особого труда научиться обращению с авто- и мототехникой.

— В наше время всё стало сложнее – юноши живут в городах, квартирах, — констатирует Василий. – Перед глазами нет живых примеров, лишь планшеты и мониторы. Где им научиться настоящей мужской работе, освоить мужские профессии, как? Для этого и существуют технические кружки и клубы, подобные нашему.

Дарье, Софии и Тимофею повезло вдвойне: им всегда открыты и двери невероятного авиационного клуба, а дома перед глазами — примеры трудолюбивого отца и заботливой мамы (к слову, эта пара отметила в прошлом году серебряную свадьбу!).

Каких бы жизненных высот не достигли в будущем дети, дело родителей, считают в этой семье, – не просто подготовить для них взлётную полосу, но главное — в совершенстве преподать технику безопасности. А с этим у Дьяченко-отца всегда было строго.

Фотографии из семейного архива семьи Дьяченко