Курортный отпуск рядом с родителями

Рано или поздно дети вырастут, оправдают, конечно же, все наши надежды, покорят самые недосягаемые высоты и, возможно, уедут из родного города. Жизнь такая сейчас, сидя на месте главного не добьешься.

Сердце родительское будет печалиться, а душа радоваться за их успехи. И неизбежно наши дети окажутся перед непростой дилеммой, где проводить очередной отпуск — на горячем зарубежном курорте или же в гостях у родителей в Благовещенске. Меньше всего хочется разрывать их на части, давить на жалость, а тем более обижаться, если выбор будет не в пользу отчего дома. Но точно так же не хочется видеть их раз в три года и следить, как растут внуки, исключительно по скайпу…

Приятное с полезным

Мы всей семьей ни разу не были на зарубежных курортах, а все отпуска проводим исключительно в зоне Восточной Сибири и Бурятии. Там, где я вырос, где живет моя мама.

Это не выбор в пользу одного из двух вариантов. Это попытка совместить приятное с полезным. А точнее, важное со вполне естественным. Потому что пляжи никуда не денутся, а вот родители не вечны. Так же как когда-нибудь вдруг окажется, что не вечны и мы с женой. Но прививать эту мысль собственным детям, пожалуй, надо уже сейчас, пока они еще маленькие.

Да, отпуск рядом с родителями – это не всегда пляжный вариант, ведь Сибирь — не Средиземноморское побережье. Однако получить массу вполне курортных впечатлений можно в любом регионе России. Было бы желание.

Курортный отпуск рядом с родителями

Фото: Андрей Анохин

У меня привычку проводить отпуск рядом с родителями еще в раннем детстве сформировал  отец.

Двое детей и чемоданы топленого масла

Уже позже, будучи взрослым человеком, я часто задумывался об отцовской способности, смелости и умении брать на себя единоличную ответственность за путешествие через всю страну с маленькими детьми. Мама есть мама, у женщин на генетическом уровне заложено умение заботиться о любимых детях в любой точке планеты, в любых условиях. Но отец!

Отпуска у них с мамой совпадали не всегда. Однако не припомню случая, чтобы по этой причине откладывалась ежегодная поездка из Иркутска в Ростовскую область. Там Родина отца, там до сих пор живет его мама и моя бабушка.

Отец покупал билеты, потом они с мамой долго и тщательно паковали багаж. Ростовская область, наряду с Кубанью и Ставропольем всегда считались житницами Советского Союза. Кормили всю страну, однако сами зачастую не видели элементарного. Мы с братом, сопливые пацаны детсадовского возраста, держались за чемоданы со сливочным маслом, сгущенкой и копченой колбасой. У нас в Сибири все это было на прилавках магазинов, на западе страны – почиталось за дефицит.

Колбаса заворачивалась в газетную бумагу, а масло топилось и заливалось в трехлитровые банки. Багаж получался хрупкий, и отцу приходилось трудно и физически тяжело. При этом он умудрялся не спускать глаз с сыновей, которые регулярно пытались отстать и затеряться в толпе вокзального люда.

Громко орать и звать милицию

Мы приезжали в Москву на один вокзал, умудрялись перебраться на метро в противоположный район огромного города и временно осесть на другом вокзале. Пересадка в Москве из одного поезда в другой считалась самой сложной частью маршрута. Мне до сих пор трудно представить, каково ему было в такие моменты — отец даже в туалет убегал после тщательного инструктажа:

— На чемоданах сидеть! Даже на шаг никуда не отходить! В случае чего громко орать и звать милицию! Если встречу мороженщицу, то куплю по коробке «48 копеек»…

Летом московские вокзалы напоминали пчелиные ульи, мест в камерах хранения катастрофически не хватало. На вещах приходилось сидеть в буквальном смысле. Счет времени между нашими поездами очень редко шел на часы. Чаще всего, пересадка в Москве затягивалась на сутки, а то и на двое. Отец укладывал нас на чемоданы с топленым маслом, а сам не смыкал глаз.

Если рядом оказывалась какая-нибудь интеллигентная и такая же транзитная семья пассажиров, то пару раз за ночь он просил соседей присмотреть за мной и братом. На пять минут выскакивал из здания вокзала, чтобы перекурить. Другой возможности взбодриться просто не существовало. Конец 70-х – начало 80-х годов прошлого века – о каких-то кофейных автоматах даже речи не шло, а все привокзальные кафе напоминали кинофильм «Вокзал для двоих». Простой чай в такие моменты оставался недосягаемой мечтой. Держались за счет автоматов с газированной водой. Это единственное, чего было в избытке.

Уже утром он просил нас посидеть тихо полчаса, а сам устраивался на ближайшей скамейке и в сидячем положении чутко дремал. Потом вновь бежал в камеру хранения и, если после отхода очередного поезда, вдруг появлялись места, то, сдав чемоданы, выводил нас на короткую экскурсию по Москве.

Благодаря этому мы неоднократно бывали на Красной площади, наблюдали за сменой почетного караула. Даже в самых непростых условиях отец старался уловить каждую возможность для расширения нашего с братом кругозора. Не знаю, где он брал силы, чтобы сутками быть на ногах и при этом нести ответственность за двоих маленьких детей.

Курортный отпуск рядом с родителями

Казанский вокзал, 1970-е годы. Фото: журнал «Советский спорт». : pastvu.com

Неподъемные зимние яблоки

Отпуск у бабушки в одной из ростовских деревень проходил здорово. Успевали накупаться в Северном Донце, загореть, напитаться южными фруктами и как следствие витаминами.

Обратный путь был куда сложнее. С юга страны в суровую Сибирь мы везли коробками домашнюю бабушкину тушенку, пару двадцатилитровых канистр душистого подсолнечного масла, огромные баулы с вареньями и компотами. В довершение –накрытое тряпкой полное ведро свежей вишни и неподъемный деревянный проветриваемый ящик с зимними яблоками – сортом, который не портится на протяжении нескольких месяцев. Хранить его можно, как картошку, например, в домашнем подвале. Однако для этого яблоки требовалось еще довезти.

И мы везли, потому что дома, в Иркутской области, такого количества фруктов на одну семью никто никогда не видел. Если в магазинах что-то подобное «выбрасывалось» (появлялось на прилавке), то моментально собиралась очередь и те же яблоки продавались по килограмму в руки.

Друзья детства и близкие люди помогали загрузить все это редкое для Сибири богатство в плацкартный вагон. Именно плацкартный, ведь в купейном места для размещения коробок и чемоданов гораздо меньше. В Москве отец мог положиться только на свои силы. Честно, не помню, каким образом он умудрялся перевезти весь наш многочисленный багаж с одного вокзала на другой.

До поры я не понимал, какой груз, и в первую очередь, груз ответственности отец тащил на себе во время ежегодного отпуска.

Теперь же для меня самого не стоит вопрос, где проводить ежегодный отпуск. Хорошо помню радостные глаза бабушки во время нашего приезда. Это отложилось в памяти, можно сказать, на том самом генном уровне. Тем более, что сейчас я наблюдаю точно такие же глаза у своей мамы. Жду этого момента, предвкушаю его, он напитывает уверенностью. Тем более что рядом всегда надежный, любимый человек — моя жена.

Да, у нас тоже не всегда совпадают отпуска, но переезд к месту отдыха воспринимается всего лишь как обычная, вполне предсказуемая и решаемая забота. Какие, в принципе, могут быть трудности, если уровень сегодняшнего транспортного сервиса не сравним с уровнем 40-летней давности. Уже не надо тащить из одного региона в другой неподъемный багаж продуктового дефицита, а пересадка — всего лишь скромный этап дороги и возможность посмотреть новые места.

На сочинской широте

За последние несколько лет сценарий проведения семейного отпуска в Восточной Сибири отработан до мельчайших деталей. Мы приезжаем к бабушке, пару дней гостим у нее дома, потом забираем ее с собой и едем отдыхать. Это может быть какой-то поселок на Байкале или знаменитый бурятский курорт Аршан. Живописные места, возможность много гулять и самое главное — дышать, дышать и дышать. Сам воздух в этих местах целебный, потому что окрестности Восточной Сибири и Забайкалья покрыты сосновыми и кедровыми лесами. Уровень фитонцидов таков, что заболеть простудой здесь просто невозможно. Возможность для закаливания просто великолепная.

Дети без опаски купаются в холодных водах Байкала или Ангары, в случае с Аршаном —ледяной горной реки Кынгырга. Окунулся – и сразу на горячие от жаркого горного аршанского солнца каменные валуны. В идеале речь идет о контрастной природной бане. По большому счету это еще и очень весело — до пронзительного девчачьего визга. Одним словом, бодрит, причем даже от эмоций.

Скрывать не буду, иногда по утрам у всех легкий насморк и намек на начинающуюся простуду. Однако к обеду — никаких последствий от вчерашнего экстремального купания. Фитонциды отлично делают свое дело, восстанавливая организм в считанные часы.

За последние годы дети ни разу не попросились на теплый курорт, а все главные мечты связаны с предстоящими поездками к бабушке.

Курортный отпуск рядом с родителями

Фото: Андрей Анохин

Да, дети вырастут, и, конечно, мы не будем заставлять их обязательно ехать во время отпуска к нам и ставить их перед непростым выбором. Но где-то в глубине души мы с женой все же надеемся, что будем видеть детей и внуков гораздо чаще, чем раз в три года. Ведь наш амурский Благовещенск на одной широте с Сочи, рядом Китай, да и летом вода в Амуре не уступает по температуре Черному морю.