Черно-белое счастье в коробке. Рождественская история

Счастье в съемной квартиреМуж всегда правБез кота жизнь не таМолоко и сосискаКак пристроить бездомных котятХитрый план в светлый праздникРождественский подарок

Ольга с мороза влетела в подъезд. Сняла белую вязаную шапочку и встряхнула головой. Длинные тёмные волосы веером разлетелись во все стороны. С них падали снежинки, кружились и переливались в электрическом свете и планировали на кафельный пол.

Она пару мгновений с восторгом смотрела на этот снежный вальс, отряхнула рукава и подошла к почтовому ящику. Пальцы окоченели, и ключ долго не мог попасть в замочную скважину. Наконец получилось. Ольга достала тонкую пачку пахнущих типографской краской рекламных буклетов и уже собиралась выкинуть их в картонный ящик в углу, как почувствовала, что кто-то на неё смотрит.

Она напряглась, внутренне сжалась в пружину и приготовилась дать отпор невидимому врагу. Медленно оглянулась. Никого! Облегчённо выдохнула и повернулась к ящику, чтобы наконец-то выкинуть злосчастные рекламки, которые до сих пор сжимала побелевшими от напряжения пальцами.

И тут она увидела их. Две пары голубых глаз пристально смотрели на неё. В большом картонном ящике для полиграфического мусора сидели два малюсеньких пушистых комочка и испуганно следили за ней. Они в страхе вжались в самый угол коробки, но путей к отступлению не было.

Черно-белое счастье в коробке. Рождественская история

— Господи, как вы сюда попали?

Ольга наклонилась и взяла котят на руки. Они были тёплые, голодные и совершенно чёрно-белые, как Инь и Янь.

— Надо вас срочно накормить. Какая сволочь выбросила таких милашек под Новый год?

Ольга аккуратно положила котят обратно в коробку и на всякий случай задвинула её глубоко под лестницу.

— Сидите здесь тихо, чтобы не выкинули на улицу. Там такой мороз, точно пропадёте. Жаль, но взять я вас не могу.

От этой мысли у Ольги навернулись слёзы, она ещё какое-то время стояла и смотрела на котят, потом спохватилась и побежала к лифту.

Рождественский подарок

Из коридора послышался звук открываемой двери. Ольгино сердце бешено заколотилось. Она глубоко вздохнула и вышла в прихожую.

Раскрасневшийся Егор стоял весь в снегу и виновато улыбался. Они поцеловались. Он заглянул через плечо в комнату.

— Извини, что так задержался, работы невпроворот. У нас сегодня праздник? — он взглядом указал на накрытый стол. — До Нового года же ещё шесть дней, или я что-то упустил?

Он стал лихорадочно вспоминать все знаковые даты их знакомства. Первая встреча, первое свидание, первый поцелуй. Всё это было весной. Голод и усталость мешали сосредоточиться, и он решил сдаться.

— Ты что? Сегодня же Рождество! С праздником тебя, только не убивай меня сразу, обещаешь? — Ольга виновато заглянула ему в глаза.

— Ничего не понял. Допустим, Рождество, хоть и по католическому календарю. Ну ладно. Но убивать-то тебя зачем? В Рождество, по-моему, наоборот, подарки дарят. Или ты переживаешь, что потратилась на стол? Так это фигня. Скажу тебе по секрету, нам обещали к Новому году небольшую премию. И, кстати, у меня для тебя сюрприз. Я тут подумал, это, конечно, безумие, но прости, я не смог устоять. К тому же ты так давно хотела…

Ольга почти его не слушала. Она всё никак не могла собраться с силами вручить ему его рождественский подарок и не знала, как лучше это преподнести. Она лихорадочно пыталась сформулировать правильные слова и воспользовалась небольшой отсрочкой, пока он что-то говорил.

— Ау… — Егор помахал рукой у неё перед глазами. — Ты здесь?

Ей на лицо упали снежинки с рукава его пальто, которое он ещё не снял.

— Ты меня слышишь? Я говорю, у меня для тебя тоже подарок есть. Я, правда, забыл, что сегодня Рождество, а то бы упаковал как-нибудь, так что извини.

С этими словами он распахнул пальто и вынул из-за пазухи белый пушистый комочек, который от яркого света взъерошился и запищал.

Она присела на корточки, скользнула спиной по дверному косяку, закрыла глаза ладонями и заплакала.

— Что с тобой? Ты же говорила, что хотела завести кошку или кота? Ну да, не породистая. И скорее всего блохастая, но ведь это не важно? Зато дворовые более преданны, чем всякие там персы, или сфинксы… Ты чего плачешь. Вас женщин не поймёшь. То не так, это не так. Что на этот раз? — он выглядел растерянным и совсем не понимал, что происходит.

Наконец она поднялась, вытерла слёзы и взяла котёнка.

— Всё так. И… не надо нас понимать.

С этими словами она подошла к ёлке, достала из-под неё голубую коробку, развязала бант, открыла, положила в неё белый пушистый комок и прошептала:

— Ну вот, вы снова вместе. Теперь уже навсегда. С Рождеством вас и новым домом.

— Эй, а мы ужинать-то будем? А то я голодный как зверь, как большой голодный зверь, а у меня ничего кроме Вискаса нет, — он достал из кармана пакетик и положил его рядом с коробкой.

Личный опыт